Карусель блогов ТОП-10

Козырь и Козырек

Кабу-табы

Козырь и Козырек

Я еще не говорила в историях о Балашове, а он был важной составляющей моей жизни целых 6 лет.

Сейчас из далекого далека ворох ассоциаций, связанных с Балашовым прост, незамысловат — рыжие фонари проспекта, кассетный плеер с песнями Калинова Моста и Ольги Арефьевой, любимая красная куртка, пешеходный мост и закаты над Хопром, коряга, которую я звала Речным Змеем, странные знакомства, стихи, которые я писала на опорах моста и институт, который я не любила.

Я училась заочно на факультете дошкольной педагогики. Группа у нас была примечательная, из очень разных людей — самыми странными там были три взрослых дяденьки, которые работали в тюрьме. Четвертый был их коллега, но не тюремный, а обычный следователь.

Один раз он поразил мое воображение, когда я помогла ему с контрольной, он спросил, как меня отблагодарить. Я сказала, что люблю апельсины. Тогда он сходил на рынок и притащил мне оттуда два пятикилограммовых пакета с апельсинами и любезно донес их до нашей съемной квартиры. Я ела эти апельсины до конца сессии.

В нашей группе было мало тех, кто учился не ради специальности. Просто конкурс туда был небольшой. Несмотря на большую разницу в возрасте, социальном статусе и прочих разностях группа была достаточно единодушна во взглядах на учебу — уже со второго курса стало нормальной практикой собирать деньги, класть их в зачетку и нести методисту курса. Дальше можно было не заморачиваться и даже на экзамены не ходить. Мне это было не по нутру. Я ходила на все экзамены. Нас было таких три человека на всю группу и остальные это не одобряли.

Руководство нашего института за время моего обучения полностью сменилось три раза — громкие и негромкие скандалы в сути своей не меняли главного — насквозь прогнившей системы.

10 историй о кружалах. Козырь и Козырек, изображение №3

Преподаватели удивлялись, когда мы втроем приходили на экзамены. Одна жадная преподавательница дошкольной педагогики даже пыталась нам рассказывать, что не нужно противостоять коллективу. На пересдачу к ней я ходила 7 раз. Сдала. Зато в следующие годы она меня даже не спрашивала — сразу ставила 5 и отпускала с миром.

Вся эта длинная предыстория к тому, что Балашов и институт не были для меня простой и легкой темой.

Мы учились там с моей подругой Наташей, той самой, которая училась в Женькином классе. Мы вместе уезжали на сессию, вместе снимали квартиру и вместе ходили на экзамены.

Наташа стала статной и красивой девушкой с большими зелеными глазами. На нее заглядывались мужчины постарше, но Наташа не интересовалась случайными интрижками. Поэтому наша жизнь в Балашове была ровной и размеренной — пары, экзамены, прогулки по проспекту до реки, встреча заката на мосту, прогулка по парку, подготовка к экзаменам. Так было до третьего курса, когда наша группа решила в полном составе отпраздновать окончание сессии.

Пока народ договаривался, я нервничала — в тот вечер я должна была звонить домой по городскому телефону, время было обговорено заранее, так что я не дожидаясь решения убежала. Наташа пришла переодеться и сказала, что решили пойти в Козырь — дорогой и пафосный ресторан на соседней с нашим институтом улице. Я говорила с Мишей по телефону, кивнула ей и сказала, что приду попозже, как поговорю.

Конечно же разговор с Мишей был важнее вечерних посиделок, поэтому название ресторана не отложилось у меня в голове. Точнее отложилось не так.

Речь шла о ресторане, поэтому я решила пойти нарядной — надела мини-юбку, открытую блузку со шнуровкой на груди, каблуки. И еще накрасилась и распустила волосы.

Был сентябрь, теплый вечер, я шла по улице, чувствовала себя прекрасной и думала о разговоре с Мишей. А мои обычно умные ноги несли меня к бару под названием Козырек, совсем в другой стороне от ресторана Козырь.

Козырек был злачным местечком. Еще со времен девяностых это было место «пацанских» лихих гулянок. После нулевых там уже не стреляли и драки случались редко, но многие традиции и привычки сохранились. Я тогда ничего об этом не знала. Мимо Козырька мы ходили на пары по непрофильным предметам в другой корпус института. И мои ноги шли в сторону приключений, пока голова была занята другим.

И вот я перехожу дорогу и вхожу под мерцающую неоновую вывеску, с потухшей буквой р — в Козы_ек. Внутри два зала, сильно накурено, по стенам заполошно мечутся разноцветные световые лучи и из динамиков хрипит шансон. Я останавливаюсь в дверях и начинаю осматривать первый зал. Не вижу своих и хочу пройти во второй зал, но по пути за руку меня ловит очень квадратный, лысый и пьяный парень. Он ревет что-то про «наконец-то, ой, какая кукла, а где остальные» и тащит меня за стол, где сидят еще такие же лысые и квадратные.

А мы помним, что бары для меня место танцев и терапии, а не такие вот краштесты.

Моя типичная реакция на ситуацию угрозы, увы, невыживательная — я впадаю в ступор и у меня пропадает голос. Тогда тоже так было — я не могла вырваться и что-то сказать или закричать. В чувство меня привело то обстоятельство, что стол со страшными медведями был уже близко, а тот, что меня тащил отпустил мою руку и решил ощупать меня детальнее. Мне совсем не нравится, когда какие-то посторонние люди меня трогают. Тогда тоже не нравилось. Я вывернулась и бросилась бежать. Кажется, уронила что-то по пути, может стулья, а может посетителей.

Выскочила на улицу, перемахнула через полутораметровый забор у дороги (юбка, каблуки, ага) перебежала на другую сторону улицы и пошла медленнее пытаясь отдышаться и привести себя в адекватное состояние. И вот когда я уже почти успокоилась, сзади послышалось «Подожди!» и догоняющие шаги. Тогда я снова побежала и бежала долго. Добежала по пешеходного проспекта, где было светло и ходило много людей, снова пошла спокойнее и решилась обернуться.

Он тоже как раз перешел на шаг — парень, который бежал следом за мной. Но это был не тот, что из бара.
Он был очень симпатичный — высокий, темноглазый с приятным лицом.

«Тебе что нужно от меня?» — спросила я его совсем неласково.

Он ответил, что сначала подумал, что мне нужна помощь, а потом ему понравилось как я красиво бежала и у меня волосы развевались. Мне стало смешно и я уточнила — поэтому и бежал следом?

Да, говорит, поэтому и бежал. И спросил — а можно будет повторить?

Ситуация стала казаться мне занятной, поэтому я прошлась с ним по проспекту до реки, потом обратно, за это время он рассказал мне про разницу между Козырем и Козырьком. И проводил до ресторана, где все уже успели поесть, потанцевать, пообщаться и перестать меня ждать.

Я не стала есть холодную еду и не смогла оценить прелесть Козыря, потому что впечатлений для одного вечера было слишком много.

А симпатичный парень Дима потом еще появился — мы сходили с ним и Наташей в кино, еще погуляли по проспекту, я показала ему стихи, которые писала на опорах моста. А он после этого подарил мне цветы и пригласил домой. И история из забавной превратилась в пошлую. Так что Диме было отказано во всем, в том числе — в прогулках по городу в будущем.

С тех пор я стала гораздо внимательнее к названиям, но мои ноги все равно регулярно уводят меня в сторону приключений.

Голосуй, если понравилось!
11:01
80

Поделись записью, будем признательны.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...